Алла ЦУПЕР: через тернии к триумфу

04.10.2022

На недавнем открытом чемпионате Беларуси по лыжной акробатике на водном трамплине состоялись официальные проводы из спорта одной из самых титулованных фристайлисток мира Аллы ЦУПЕР, которая в настоящий момент осваивается в роли тренера-администратора национальной команды. 

Цупер-_035_1.JPG

На протяжении многих лет фамилию олимпийской чемпионки, обладательницы малого Хрустального глобуса и 28 медалей с этапов Кубка мира, в том числе восьми золотых, журналисты использовали с приставкой супер. Вместе с тем, её спортивный путь отнюдь не был усыпан розами. Но, как призналась она журналисту «СП», появись возможность пройти его вновь, согласилась бы.

Почему бы и нет?

— Мне грех жаловаться. Я довольна своей карьерой, которая подарила массу ярких эмоций. Хотя и травм хватало, и удача порой отворачивалась, и ожидания не всегда оправдывались, я всё равно шла вперёд, не останавливалась. Даже о том, что на Олимпиаде в Ванкувере-2010 выступала со сломанной лопаткой, абсолютно не жалею. Это были самые сложные соревнования. Мне накладывали тейп, рука плохо поднималась. На приземлении приходилось держать её, превозмогая боль, которая, несмотря на таблетки и уколы, чувствовалась на всём протяжении прыжка. Я рисковала упасть и доломать лопатку. Занятое восьмое место, конечно, не являлось пределом мечтаний. Но главное, что я преодолела себя — несмотря на столь тяжёлую травму, использовала свой шанс. Откажись тогда от него, до сих пор кусала бы себя за локти.

— При переходе из спортивной гимнастики во фристайл вас не пугала перспектива крутить сальто с лыжами?

— Когда я поехала посмотреть, куда меня сватают, признаюсь, подумала: «Какие-то сумасшедшие. Но… почему бы и нет?» Тогда я и предположить не могла, что фристайл станет моим любимым делом, что буду выступать на шести Олимпиадах. Мне ведь 13 лет было. И захотелось просто что-то новое попробовать. А тут вид спорта сложнокоординационный, да ещё с лыжами связанный. Мы стали в горы ездить, где красота неописуемая. И кататься очень понравилось. Всё, как говорят, сошлось.

— А как мама восприняла новость о вашем новом увлечении?

— По-моему, она до конца не осознавала, что это за вид спорта. Я сказала, что буду на лыжах кататься, зимой ездить по горным курортам, сальто крутить. Как она отреагировала, признаться, точно не помню. Мне кажется, впервые родные увидели, чем занимаюсь, лишь во время трансляции с Олимпиады в Нагано, где я 5-е место заняла.

— К Играм-1998 мы ещё вернёмся, а пока давайте вспомним ваш дебют на соревнованиях FIS?

— Он состоялся в декабре 1995-го на этапе Кубка Европы в Раубичах. На них выступала вся сборная Беларуси, а также спортсмены из Швейцарии, России, Австрии, Нидерландов. Некоторые из них уже многого добились. Проверить себя на таком уровне было интересно.

Я ещё совсем юная была и представляла команду Украины. Заняв третье место, очень обрадовалась. Запомнились те старты также морозом под 30 градусов.

Олимпийский дебют и переезд.

— Ровно через год вы уже в Кубке мира стартовали…

— Да, но дебют на этапе во французском городе Тинь, прямо скажем, неудачным оказался — я последней была. Правда, уже через неделю в Ла-Плани половину соперниц обыграла. А ещё через месяц в американском Лейк-Плэсиде четвёртой стала. Я тогда быстро прогрессировала. Пришла во фристайл в 1992-м, а через три года уже с двойными сальто выступала — с одним и двумя винтами. Это была конкурентоспособная программа, как и у большинства соперниц. Помню, нервничала на тех соревнованиях. Но всё получилось, и я ещё больше поверила в себя.

В том же сезоне на чемпионате мира в Японии 13-е место заняла. Даже просто попасть в страну столь продвинутых технологий в то время представлялось чем-то невероятным. Нас всё удивляло и восхищало. Да и выступлением осталась довольна: в 17 лет на первом планетарном форуме остановиться в шаге от финала — это достойный результат.

— А с какими надеждами летели в тот же Нагано через год — на Олимпийские игры?

— От нашей сборной Украины отобрались четыре девочки и трое ребят. Все — совсем молодые. Мы очень упорно тренировались. На подводящем сборе в Швеции все набрали хорошую форму. Видя, что некоторые спортсменки уже тройные сальто прыгают или двойные с тремя пируэтами, на пьедестал я не заглядывалась. Возможно, поэтому и волновалась меньше, чем на последующих Играх. Моя задача была — сделать свою работу. К сожалению, в полуфинале я тогда повредила колено и в финале выступала с травмой. В итоге пятой стала. А наша Татьяна Казаченко — 4-й. И все четверо мы попали в финал, подтвердив отличную готовность.

— И вскоре после этого вы перебрались в Беларусь…

— Да, причём целой группой из трёх девочек, одного парня и тренеров — Натальи Шерстнёвой и Виталия Шведова, который, к сожалению, уже отошёл в мир иной. Из-за конфликта между Виталием Леонидовичем и главным тренером сборной у нас не было дома никаких перспектив. А завершать карьеру так рано не хотелось. Поэтому и согласилась на предложение Шведова переехать в Беларусь, где на тот момент в женской команде никого не осталось. Влиться в новый коллектив, состоявший только из парней, было, конечно, непросто. Из Гомеля, где мы поначалу жили, на сборы в Минск вызывали только меня, остальные девчонки тренировались на месте. В связи с переходом в другую сборную один год мне пришлось пропустить. Поэтому действительно освоилась в новой команде я лишь, когда стала выезжать в её составе на международные соревнования. Тогда и подружилась со всеми ребятами — Димой Дащинским, Алексеем Гришиным, Димой Раком.

— По дому сильно скучали?

— Дело в том, что, начав заниматься фристайлом, я уехала из родного Ровно в Николаев, то есть с 13 лет жила без родителей. Поэтому сильной тоски уже не испытывала. Хотя, конечно, скучала. И, как появлялась возможность, навещала родных. В принципе же, я довольно легко приспосабливалась к новым местам.

Значит, ничего не сказать.

— Первую медаль на этапе Кубка мира вы завоевали в марте 2000-го в итальянском Ливиньо...

— Она — одна из самых памятных для меня. Я уже выступала с двойными сальто с тремя и двумя пируэтами. На предшествующих турнирах завершала их стабильно «в ноги», благодаря чему и попала в финал розыгрыша. К нему только

12 сильнейших допускались. В Ливиньо я уступила лишь канадке Веронике Бреннер. И не могла поверить, что стала призёром столь серьёзных соревнований. В ту ночь даже уснуть не смогла — в такой эйфории пребывала.  Горда была, что принесла медаль Беларуси. Значит, не зря приехала.

— Выступив за свою карьеру на 88 этапах Кубка мира, вы завоевали

28 медалей. Какие ещё из них особенно дороги?

— Наверное, победа на финальном этапе 2002 года. Тогда мы с австралийкой Джекки Купер вели борьбу за малый Хрустальный глобус, судьба которого и должна была решиться в Лейк-Плэсиде. Выиграв его, я стала обладательницей и главного трофея розыгрыша.

— Той зимой на этапах вы завоевали три «золота» и два «серебра». А на Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити ограничились 9-м местом…

— Я много анализировала, почему это произошло. И пришла к выводу, что, видимо, рано повесила себе медаль на шею. По ходу сезона меня постоянно сравнивали со стойким оловянным солдатиком. И мне казалось, что я никогда не упаду. На Играх-2002 считалась одним из главных фаворитов. В одном из номеров ежедневного олимпийского журнала в преддверии наших соревнований даже разместили моё фото на главной странице. И руководители делегации ждали от меня медали. И я, видимо, перегорела. Сорвав вторую попытку в финале, не могла поверить, что это случилось со мной. Сказать, что было обидно, значит, ничего не сказать. Но жизнь на этом не остановилась.

— Через четыре года ситуация, по сути, повторилась: на кубковых этапах шесть подиумов, а на Олимпиаде в Турине — 10-е место…

— Игры в Италии даже вспоминать не хочется. И обстановка в команде была напряжённая. И на предшествующем сборе в Чехии колено начало сильно болеть. Я не знала, что делать. Вроде, начала тройные сальто прыгать, с которыми и собиралась выступать. А в квалификации вдруг повалил сильный снегопад. Соревнования перенесли, что меня выбило из колеи. И финал проходил в тумане, из-за которого в последний момент решила отказаться от тройных сальто. В итоге и два с тремя не получились.

С точностью до наоборот.

— В сезоне 2014-го для вас всё сложилось с точностью до наоборот — кубковых подиумов вообще не было, зато на Олимпиаде добыли «золото»!

— В Сочи я летела, ничего не загадывая. Нацеливалась просто сделать свою программу. Мне кажется, на меня уже никто не рассчитывал. Поэтому и психологически не давили. На предшествующем сборе в Финляндии я попробовала тройные сальто, в том числе с двумя пируэтами — подводящий прыжок к трём с тремя. И у меня всё получалось. Поэтому настроение было боевое. К тому же Сочи — это почти дома. Там все русскоязычные. Много знакомых встретила из числа бывших фристайлистов, которые помогали на акробатическом склоне, кто-то строил трамплины, кто-то волонтёрил. И муж приехал поддержать. Погода стояла солнечная. В команде царила позитивная атмосфера. Маме, кстати, накануне приснилось, что я выиграю. Но узнала я об этом уже после победы.

— А ведь её могло и не быть, поскольку после Игр в Ванкувере вы завершили карьеру...

— Да, забеременев, я решила, что, видимо, пришло время поставить точку. Но чувство недосказанности не оставляло. Поэтому, когда Николай Иванович предложил вернуться, охотно согласилась. Благо, родные и близкие всячески помогали. Физическую форму я довольно быстро восстановила. Тяжелее было весь процесс разложить по полочкам — каждый раз предусмотреть, кто посмотрит Лизу, пока я буду тренироваться.

— Нельзя сказать, что Игры в Сочи прошли для вас, как по маслу, ведь за финал вы чудом зацепились…

— Для начала нужно было завоевать лицензию на Игры — попасть в топ-25. И уже в Сочи я действительно на тоненького прошла квалификацию. Но, наверное, так и должно было всё сложиться. Накануне на тренировке, как и планировали, я впервые попробовала тройное сальто с тремя винтами и испытала удовлетворение. Его нужно было иметь в запасе.

— Конкуренция на тех Играх была высочайшая…

— Да, накануне на тренировке австралийка Лидия Лассила сделала тройное сальто с четырьмя пируэтами. Китаянка Ксю Менгтао крутила мужскую версию «трёх с тремя». Поскольку в финал попала последней, я открывала его. Финалов было три — с участием 12-ти, восьми и четырёх спортсменок. На сомнения и тревоги между попытками времени не оставалось — сразу нужно было подниматься наверх, готовиться к следующей. То есть всё очень быстро произошло. Завершив «в ноги» три с тремя, сразу поняла, что медаль гарантировала, но затем долго не могла поверить, что стала олимпийской чемпионкой, что мечта наконец-то сбылась!

— Вас опять ждала бессонная ночь?

— Я сутки тогда уснуть не могла. Вновь и вновь прокручивала в голове весь день — как проснулась, пошла на разминку, какие прыжки и как делала. Эмоции били через край. Телефон разрывался от сообщений и звонков.

Домашний финальный аккорд.

— А вскоре вы вновь завершили карьеру…

— На сей раз, казалось, точно, ведь родила второго ребёнка. Но затем захотелось повторить сочинский успех. Благо, муж поддержал. Призовых мест в сезоне-2018 у меня опять же не было. Но выступала на кубковых этапах неплохо. И целенаправленно готовилась к Играм. Подошла к ним в хорошей форме. Но так получилось, что в суперфинале во время моей попытки подул сильный встречный ветер, который буквально остановил. Нехватка скорости, увы, сказалась на самом прыжке и приземлении.

— По идее, судьи не должны были давать разрешение на попытку?

— Да, китаянок они запускали, когда ветер успокоится, а мне дали отмашку в самый порыв. Но что теперь об этом говорить. Сложилось как сложилось. Ничего уже не изменишь. Конечно, обидно ограничиться 4-м местом, когда реально могла пробиться на подиум. Зато Аня Гуськова выиграла!

Я же… решила замахнуться на седьмую Олимпиаду. Но перед чемпионатом мира-2021 в Алматы порвала ахиллово сухожилие. А поскольку мне уже не 20 лет, восстановление затянулось. И я завершила карьеру. На сей раз окончательно и спокойно. Игры в Пекине смотрела уже без сожаления, что меня там нет, не прыгая мысленно, как раньше, когда пропускала турниры: дескать, я бы сейчас лучше свою попытку сделала.

— Последним стартом для вас стал этап Кубка мира в Раубичах, прошедший 30 января 2021 года…

— Ой, я даже не думала, что завершила карьеру там, где и начала. Самое удивительное, что на домашнем Кубке мира выступала впервые. Мне, конечно, хотелось пробиться на подиум, но стала пятой. Соперницы оказались сильнее.

— Чемпионатов мира в вашей карьере было всего пять, хотя они проводятся в два раза чаще, чем Олимпиады. Чем это объясните?

— К сожалению, выступить на них мешали то сломанная лопатка, то операции на коленях, которых две было, то рождение детей. Тем не менее, дважды на планетарных форумах я была близка к медалям — в 2005-м в финской Руке и в 2007-м в итальянской Мадонне де Кампильо, где стала соответственно 5-й и 4-й. Я тогда только начинала прыгать тройные сальто и, видимо, уверенности не хватило. 

— А какой прыжок для вас был самым страшным?

— Вообще страх в большей или меньшей степени при каждом прыжке присутствует, особенно, если меняется погода. У нас каждая тренировка — это борьба с собой. Но самые стрессовые — это первое сальто на снег, первое двойное и особенно — первое тройное, ведь уже повзрослее была. На последнее я пару дней настраивалась. А на горе затем долго не стояла. Это нежелательно, ведь ещё сложнее тогда себя перебороть. Если уж решил, если погода хорошая, ветра нет, нужно прыгать.

— Я видела, с каким азартом ваши дети участвовали в недавнем Олимпийском квесте. Они чем-то увлекаются в спорте?

— Да, Лиза четвёртый год занимается фристайлом. И ей нравится. Сальто на снегу в её возрасте рано крутить. А прямые прыжки с маленького трамплина на соревнованиях в Курасовщине уже делала. Тимофей в этом году в школу пошёл, а с прошлого года хоккеем занимается. Но он и сальто на батуте как вперёд, так и назад может делать, причём сам научился. Как знать, может, тоже захочет по моим стопам пойти?

Газета "Спортивная панорама"

Елена ДАНИЛЬЧЕНКО, фото автора

 

Поделиться:

Интернет-ресурсы

Разработка сайта:
Группа компаний «ЦВР «ОКТЯБРЬСКИЙ»
AskerWEBТехническая поддержка сайта. ООО "AskerWeb"